Министерство цифровой информации открыло выставку о безопасности детей в Сети. Что с этой выставкой не так?

Минцифры взялось решать проблему безопасности детей старым-добрым способом: «ужесточением законодательства». При этом депутатов ВР пытаются убедить с помощью нескольких манипулятивных и не совсем правдивых плакатов.

Сегодня министр цифровой трансформации Михаил Фёдоров сообщил об открытии в Верховной Раде выставки, посвященной насилию над детьми в интернете.

Речь идет о домогательствах, сексуальных переписках взрослых людей с детьми, кибербулинге и шантаже и т.д. Данная проблема действительно одна из важнейших и наиболее актуальных сегодня: даже по данным одного из соорганизаторов этой выставки — президентского Уполномоченного по правам детей — каждый пятый ребенок в Украине становится жертвой того или иного вида сексуального насилия.

Но поэтому вдвойне удивительно, почему для освещения такой острой и сложной проблемы организаторы выставки: Минцифры, Комитет ВР по цифровой информации, Уполномоченного по делам детей и Офис президента — выбрали так мало фактов и научно обоснованных аргументов и так много манипуляций, направленных на эмоции человека.

Например, на одном из плакатов выставки организаторы приводят якобы статистику по сексуальным преступлениям против детей в 2019 году. На самом деле на плакате описаны только три таких случая и сказано о задержании «нескольких десятков таких преступников». На другом плакате организаторы выставки заявляют уже о «тысячах преступников»…

Всё это трудно назвать статистикой. Например, непонятно, почему нельзя было указать, сколько именно преступников задержаны? Несколько десятков — это 20 или 90? Как квалифицированы их преступления? Сколько из них доведены до суда? Это действительно могло бы показать масштаб проблемы.

«Вольно» обращается со стастистикой и Уполномоченный по правам детей — на своём ноябрьском брифинге он упомянул, что один из 4-х родителей сообщает, что его ребенок имел «некоторые проблемы онлайн», но не расшифровал, о каких же проблемах речь.

Один из описанных случаев привлекает особое внимание. Как утверждают организаторы выставки, в 2019 году в Запорожье 23-летний парень насиловал 2-хлетнюю девочку.

 

В реальности своё решение по этому делу суд ещё не вынес — дело передали в суд только в ноябре. То есть организаторы уже сами определили виновность подозреваемого, взяв на себя функции суда. Кроме того, организаторы как минимум неточны в терминах: медосмотр, показал, что девочку не насиловали. Да, можно сказать, что это детали — ведь сексуальное развращение ребенка всё равно было. Но если речь идёт о выставке, проводимой госудраственными органами, можно было ожидать более профессионального подхода. (Кстати, правоохранители в этом деле настолько «деликатно» отнеслись к происшествию, что уже через пару дней весь город знал и личность преступника, и, что намного хуже, личность его жертвы).

Одна из важных частей выставки, как опять же утверждали сами организаторы — «реальные переписки детей с преступниками». Отвечая на вопрос о происхождении этих переписок, в фейсбук-комментариях советник министра цифровой информации Анастасия Дякова сообщила, что «эти переписки от международных и украинских партнеров». То есть и тут мы не можем быть увереными в достоверности фактов: в том же Запорожье на фоне реальных сексуальных преступлений в прошлом году было зафисировано два случая фейковых обвинений в педофилии, в одном из которых использовались как раз скриншоты переписок (как оказалось позже, они были грубыми подделками).

На стендах выставки также представлено якобы реальное (опять же об этом утверждают сами организаторы) общение «государства с провайдерами», которое вообще не похоже на реальное: во-первых, оно почему-то представлено в виде переписки в мессенджере, во-вторых, почему-то госорган общается одновременно и с интернет-провайдером, и с хостинг-провайдером.

Среди «экспонатов» выставки упоминается американский стартап Bark.

Это приложение, установленное на смартфон ребенка, автоматически отслеживает угрозы, действия сексуального характера, неприемлемое общение и т.д. — и сообщает об этих случаях родителям. Его уже использовали несколько миллионов семей… Но об этом приложении можно сказать и по-другому: на нескольких миллионах детских смартфонов установлено приложение, которое собирает переписку, фото и видео этих детей, а также общающихся с ними сверстников… Мечта педофила! На возможные риски такого сбора данных обращали своё внимание американские журналисты и эксперты.

Как результат все организаторы выставки требуют «ужесточения законодательства»: например, якобы распространителей детского порно легко отследить, но тяжело осудить. На самом деле в украинском уголовном кодексе всегда была статья за распространение любого порно (а также фактически и за его хранение). Но, как мы знаем, «безопасность детей» — это всегда было универсальным оправданием для принятия любых «жёстких мер» или просто зарабатывания пиар-очков.

Но если чиновники используют примеры (как мы выяснили, не очень убедительные) в подтверждение своей позиции, то можно привести и несколько примеров, как хранение порно фальсифицировалось госорганами для осуждения «нужных» людей (ролики банально записывались на технику подозреваемых после её изъятия при обыске) — читать, например, тут и тут. В Украине один из наиболее громких таких случаев — это попытка спецслужб времен Януковича приписать хранение порно членам «Патриота Украины».

Но вернемся к вопросу, который был задан ранее: если госорганы, организовавшие выставку, так хорошо разобрались в проблеме, что готовы давать какие-то рекомендации, то почему непосредственно на выставке проблема освещается так некачественно?

One comment

Leave a Reply