Основателя SpaceX и Tesla Илона Маска называют главным инноватором современности. 27 марта его влияние на мировую экономику и общество обсуждали участники встречи в инновационном парке UNIT.City. Известный экономист Александр Пасхавер и управляющий партнер GrowthUp Group Денис Довгополый говорили о том, как люди вроде Маска меняют мир и чего ожидать от постиндустриальной эпохи. K750 записал самые интересные мысли.

Частный бизнес как двигатель прогресса

Пасхавер: Постиндустриальная революция будет длиться долго. Одним из ее последствий будет ослабление роли государства во всех сферах. Государство любит сохранять монополии, особенно в чувствительных отраслях, к которым оно относит и аэрокосмическую. Успехи SpaceX для меня – сигнал того, что нас ждет дальнейшее падение госмонополий. Частный бизнес и дальше будет входить в сферы, где мы раньше не могли себе этого представить. А государство будет слабеть.

Довгополый: Я получил профильное аэрокосмическое образование, и первые зерна сомнений в том, что государство сохранит хоть какую-то конкурентоспособность, во мне зародились еще во время учебы в 1993 году. Для своей дипломной работы я искал способ прикрепить твердотопливный ускоритель к ракете и, в конце концов, решил посадить его на клей. Это был нетрадиционный ход. Я нашел нужный клей с правильными характеристиками, обосновал эту идею в работе. Мне поставили пять, но сказали, что за реализацию такого проекта никто не возьмется – он не пройдет госприемку. Так устроено государство.

Несколько лет назад Маск сказал: в мире Веб 2.0 сделано все, что можно – там больше нет пространства для креатива. И он объявил об уходе туда, где революции еще возможны. Через год после этого он анонсировал запуск Tesla и SpaceX. И действительно это всех поразило.

В моем понимании – понимании человека с профильным образованием – Маск не сделал ничего сверхъестественного. Но он сделал то, что государство никогда не смогло бы. Он начал использовать доступные технологии в тот момент, когда консервативные институции не были готовы даже рассматривать возможность их использования. Это привело не только к возможности запустить Falcon Heavy, это сделало его экономическую модель намного более успешной, чем модель государства, у которого за каждым космическим запуском стоит гигантская махина из десятков тысяч, а то и сотен тысяч человек.

Как изменятся города и государства в постиндустриальную эпоху

Пасхавер: Мы привыкли относиться к власти, как к чему-то отдельному, чему-то над нами. Это очень удобная позиция. На самом деле, государство – функция от того, какие мы люди. Какие мы – такое и государство. В постиндустриальную эпоху будут доминировать новые люди – креативные, волевые, сильные, самодостаточные, способные быстро учиться и принимать быстрые решения в условиях неопределенности. Человечество никогда не будет состоять исключительно из этих людей, но давайте представим, что в результате постиндустриальной революции доминировать будет именно этот слой. Какую элиту они себе выберут? Какое государство? Каких политиков?

Уверен, что они все поменяют. Государство в нынешнем виде для них неприемлемо. И иерархия среди стран изменится. Государства будут бороться за честь иметь в своем составе центры скопления людей новой формации – таких, как Илон Маск. Где будет больше таких центров – те государства будут во главе. Конечно, эта смена иерархии будет мучительной. И эти государства будут значительно слабее нынешних. Новый человек мыслит другими масштабами, он будет гораздо слабее привязан к стране, семье и другим привычным для нас институтам. Он – человек мира.

Довгополый: Мир однозначно будет дробиться. Государственные образования свыше 10 млн человек вряд ли жизнеспособны в длительной перспективе. Будут вот такие агломерации, причем процесс их образования уже идет. Большие государства перестанут существовать, думаю, в перспективе примерно 20 лет. Приведет ли это к каким-то кризисам – большой вопрос.

Примером для всех и прибежищем для людей новой эпохи я сейчас вижу Швейцарию. Это модель прямой демократии, где государство не имеет какой-то большой власти, важные вопросы решаются путем референдума. У Швейцарии очень большие перспективы стать центром притяжения, в частности, криптоэкономики. Верю, что именно этот кусок Европы станет центром преобразований. И люди вроде Илона Маска будут жить именно там.

Пасхавер: Однако останется вопрос защиты от вызовов. Допустим, вы живете в небольшом высокотехнологичном государстве, а со всех сторон его окружают варвары. Они не ценят человеческую жизнь, не изобретают, а завоевывают. Для вашего небольшого государства в этом случае становится актуальным вопрос безопасности. Варвары будут всегда.

Сможет ли постиндустриальный человек противостоять варварам? Или сдастся им? Постиндустриальный постмодерный человек сосредоточен на себе, на своем развитии, он не хочет нести обязательств перед государством. Он не агрессивен. Его мораль мягкая, терпимая, в ней стираются границы между истиной и ложью, насилием и ненасилием, миром и войной.  Это одно из опасных последствий постиндустриальной революции – она ведет к слабости общества.

Довгополый: Я в этом отношении пессимист. Многие люди считают, что уже через 20 лет Европа будет в руинах, и я разделяю их точку зрения. Сможет ли Европа противостоять этим вызовам, сможет ли мобилизироваться? Хотелось бы верить. Но лично я скептичен – боюсь, точка невозврата пройдена.

Маршрутка на Луну и глобальный спутниковый интернет

Довгополый: Илон Макс делает очень важную вещь. При помощи своей харизмы и поддержки влиятельных людей он открывает окно Овертона. До него полет человека на Марс представлялся фантастикой. В принципе, он и сейчас воспринимается как фантастика, но Маск меняет это восприятие. Как только у него это получится, это осядет в сознании людей как нечто вполне нормальное, а полеты на Луну будут восприниматься примерно как поездка на маршрутке.

Это вопрос приятия инноваций широким пластом людей. Чем больше людей будут считать эту реальность существующей, тем скорее она станет таковой. И тогда сразу возникнет очень много новых практических вопросов – например, вопрос юрисдикции. Чей Марс? Как регламентирован запуск низкоорбитальных спутников над территорией других государств? Можно их сбивать или нет?

Раз уж заговорил о спутниках – у Маска есть проект, который может повлиять на мир как минимум не меньше, чем полеты на Марс. Это глобальный спутниковый интернет, который покроет куполом всю Землю. Причем это вопрос самого ближайшего будущего – 3-4 года. Считайте, что это уже есть. Рынок телекоммуникаций изменится, использование дронов для аэрофотосъемки потеряет всякий смысл. Вести съемку со спутников будет дешевле – к тому же, не надо получать никаких разрешений на полеты. И никто не сможет их сбить. А если и сможет, то поверьте человеку с профильным образованием – это будет сильно дороже, чем запустить еще один спутник.

Маск толкает вперед экономику, которая будет измеряться триллионами долларов. Сейчас он столбит участки, как во времена золотой лихорадки. Остальные будут довольствоваться тем, что останется. Очень скоро традиционные аэрокосмические державы вроде России и Украины вообще перестанут быть сколько-нибудь заметными игроками на этом рынке.

Пасхавер: Маск – гениальный человек, он предсказывает будущее, нутром чувствует перспективные сферы. Пока что эти сферы не экономичны. Платежеспособный спрос на них возникнет позже, а у него к этому времени уже будут готовые решения. Он будет первым и главным игроком на рынке.

Столкновение нового и старого мира

Пасхавер: Любая революция – это тяжелое бремя, и постиндустриальная – не исключение. Людям придется ломать себя во всех важных привычках их жизни. Да, наверное они будут жить лучше. Но это не значит, что жить им будет легче.

Сложно будет людям старой формации – не таким, как Илон Маск. Но я думаю, что в новом мире им тоже найдется место. Так уже было во времена индустриальной революции. «Старым» людям найдется применение в новых сферах. Возможно, мы начнем осваивать Солнечную систему – и там тоже нужны будут люди самых разных профессий, навыков и умений. Помните бунты против машин в индустриальную революцию? Работники думали, что машины отберут у них работу. Но этого не случилось. Благодаря машинам люди стали жить лучше. Постиндустриальное общество тоже станет жить лучше, хотя его имущественное расслоение усилится.

Довгополый: Информационные технологии и прогресс увеличивает контрастность. Разрыв увеличивается. Разрыв между богатыми и бедными будет нарастать. Но минимальное качество жизни будет расти.

Как мизантроп я не разделяю радужного взгляда на будущее нашей планеты. В моей картине мира в перспективе примерно 10 лет на Земле сильно вырастет уровень безработицы. Это не приведет ни к каким экономическим кризисам, так как благодаря высокоэффективной экономике благ будет хватать на всех, в том числе на безработных в виде безусловного дохода. Начнется массовая «овощезация» людей. Они будут просыпаться утром, съедать килограмм из пачки с названием «Человеческая еда», надевать шлем виртуальной реальности и… не делать ничего.

Это то, к чему подсознательно стремится большинство людей. Когда у них появится возможность ничего не делать – они этим воспользуются.

Пасхавер: Я не согласен. Такая перспектива грозит распадом общества. Тот же Маск дает людям миссию, а миссия возвышает. Человек с миссией живет несравнимо более счастливо, чем человек, который только потребляет и ничего не делает.

Довгополый: Вы давно последний раз были на Троещине?