Александр Ольшанский – один из самых известных интернет-бизнесменов Украины. Он – глава оргкомитета iForum, президент компаний «Ольшанский и партнеры», Imena.ua и Mirohost. С прошлого года агентство «Ольшанский и партнеры» активно работает на рынке ICO, а крупнейшая в стране интернет-конференция iForum в этом году посвятит блокчейну отдельный поток. K750 расспросил Ольшанского о том, что он думает о распределенных реестрах и о том, как они повлияют на мировую экономику.

«Перед нами огромный неисчерпаемый колодец»

Если проводить аналогии между созданием интернета и блокчейном, то сейчас мы находимся примерно в 1996-1997 годах. Еще нет Google, но уже есть AltaVista. Те, кто говорят, что сейчас раздувается пузырь – правы, потому что в 2000-м все лопнуло. Те, кто говорят, что это технология будущего – тоже правы. Потому что, несмотря на крах доткомов, попробуй сейчас всем отрезать интернет – и посмотри, что будет. За каких-то 10-15 лет наша жизнь изменилась колоссально, хотя мы и не всегда отдаем себе отчет в этом.

Я считаю, что изобретение блокчейна – это точно не меньшее по значению явление, чем изобретение интернета. А может быть, даже сопоставимо с изобретением электричества.

Сейчас мы не получим ответы на все вопросы о будущем этой технологии. Было бы полным маразмом задавать в XIX веке Майклу Фарадею вопрос: «Как вы видите себе в будущем развитие электричества?» – и ожидать ответа про компьютеры, интернет, мобильную связь и так далее. Максимум, о чем могли тогда рассказать – о том, что лампочки будут в каждом доме. Мы сейчас находимся примерно в такой же роли. Перед нами бездонный, неисчерпаемый колодец, и пока мы видим только его самый верхний слой.

Важно понимать, что круты не просто решения на базе блокчейна, а решения на базе распределенной экономики. Распределенный реестр как таковой – сама по себе очень сильная штука. Но и близко не такая крутая, как распределенный реестр, помноженный на экономику. Здесь такая же разница, как между электричеством и электроникой: блокчейн – это лампочки, а блокчейн с экономикой – это компьютеры и интернет. Главная сила именно в создании распределенных экономических структур.

«Это настолько же круто, насколько и опасно. Атомная энергия, Манхэттенский проект в чистом виде»

Мы впервые получили доступ к вечности. Потому что с экономической точки зрения записи в цепочках блоков вечны. Раньше люди не имели доступа к инструменту, который было бы невозможно фальсифицировать, невозможно было бы поменять задним числом.

Как некий паллиатив человечество породило нотариуса. Кто такой нотариус? Это третья сторона, которая должна быть незаинтересованной, чтобы удостоверять факт какой-то экономической транзакции. Но, во-первых, с нотариусом это делается сложно и долго. Во-вторых, понятно, что система все равно фальсифицируема, так как тут есть человеческий фактор. А когда мы говорим о блокчейне, то здесь, грубо говоря, экономические субъекты получили доступ к вечности.

Люди даже не понимают масштабы происходящего, потому что они никогда не имели с этим дела. Недавно, когда на «Квазаре» конфисковывали оборудование для майнинга, я встретил на одном форуме интересную мысль. Человек написал: «А давайте мы имена силовиков, причастных к этой операции, увековечим в блокчейне». Вот возьмем туда и запишем. Это же как клеймо на лоб – его невозможно стереть никогда. Это вечность. Не помогут ни связи, ни какие-то другие механизмы воздействия. Это навсегда. Страшная вещь, если задуматься. Такой себе сайт «Миротворец», только в очень жесткой редакции. И в этом таится одна из опасностей блокчейна.

«Потенциально блокчейн – это еще и конец приватности»

Так было и с изобретением электричества и атомной энергии. Риски невероятные, но и потенциал невероятный. Любое изобретение, любой прогресс всегда был связан с колоссальными рисками и колоссальными потерями. Великие тоталитарные режимы ХХ века – Гитлер, Сталин, Мао Цзедун – это прямое следствие изобретения радио и телевидения, как средств массовой информации. Сейчас уже тоталитарный режим только на радио и телевидении не построишь. Люди уже научились с ним взаимодействовать. Теперь уже придется включать в триаду, например, социальные сети.

Любой инструмент можно использовать как во благо, так и во зло. Но для этого инструмент должен появиться. А когда его нет – то нет и прогресса. Опыт нашей цивилизации за последние столетия говорит о том, что пока что нам удается справляться с негативными последствиями. Они всегда большие, приносят много плохого, но итог все равно положительный.

Блокчейн – это потенциально еще и конец приватности. И способ всех клеймить. Мы со своими школьными оценками уже расстались. Наши школьные журналы давно уничтожены. А дети, родившиеся в этом или прошлом году, уже будут жить со своими школьными оценками всю жизнь. Да что оценки – характеристики с места работы, премии, выговоры, штрафы за парковку и так далее… Конечно, это создает возможности и для злоупотреблений.

«Самое страшное, что может случиться из-за блокчейна? Говорят, именно этот процесс описан в Апокалипсисе»

Самое страшное, что может случиться из-за блокчейна? Говорят, что именно этот процесс описан в Апокалипсисе – число зверя и так далее. Когда ты имеешь дело с вечностью, это всегда опасно. Люди не умеют обращаться с этим инструментом.

Сейчас мы видим только вершину этого айсберга – криптовалюты. На фоне самой технологии это мелочь, ничего. Почему возникли криптовалюты? Источник этого хайпа – связка между распределенным нефальсифицируемым вечным хранением и экономикой. Там, где эти две штуки пересеклись, возникли криптовалюты.

В том же месте возникло и ICO. Я считаю, что ICO – круче, чем все криптовалюты вместе взятые. Это свободный доступ к рынку капитала. Это как Kickstarter, только совершенно другого, гораздо большего масштаба.

Я верю, что апокалипсиса не случится, и позитивные последствия все равно перевесят. Но страны, которые не успеют на этот поезд, могут безнадежно отстать – они будут выглядеть , как государства, которые не успели провести электрификацию, или как те, которые не успели построить интернет.

«Блокчейн может перенять на себя роль мирового госплана»

Конечно, учитывая апокалиптические риски, мы должны понимать, на что играем. Во-первых, блокчейн сулит нам настоящую глобализацию экономики. Не тот детский сад, что сейчас, а настоящую глобализацию. Сейчас 200 млн человек владеют криптоактивами на общую сумму порядка трети триллиона долларов. Это большие деньги. Вот эти 200 млн человек сидят с мобильными телефонами и смотрят: «Так, пшеница в Украине, 15% годовых, $500 порог входа. Можно инвестировать». И раз – вложился.

Этот же процесс раньше был сильно централизован. Кто выполнял роль мирового госплана? Кто решил, что в следующем году нефти нужно добыть столько, цемента произвести столько, газа столько, самолетов столько? По факту такие решения сейчас принимает консорциум из трех-четырех крупнейших инвестиционных банков. Понятно, что они не имеют механизма принуждения, никого не могут заставить. Но они настолько большие и оперируют столь значительными суммами, да еще и благодаря связке с рейтинговыми агентствами – они фактически рулят мировой экономикой. Выполняют роль мирового госплана. Блокчейн может перенять эту функцию на себя.

«У Украины есть шанс быть в авангарде блокчейнизации экономики»

Страны будут участвовать в гонке – кто успеет вскочить в этот поезд, кто первым начнет внедрять. Кто отстанет – в любом случае потеряет. Украина пока что довольно продвинутая в плане блокчейна страна. У нас есть шанс успеть на поезд. Правда, он у нас есть всегда – но почему-то, вбежав в последнюю минуту, мы выскакиваем по дороге. Нам едва ли не случайно удалось построить хорошую инфраструктуру связи. Она не от Советского Союза досталась, ее тогда не было. Современный интернет и телекоммуникации в Украине построились каким-то случайным способом без участия государства. Недосмотрели вовремя – и появились независимые компании, которые и создали рынок. А когда государство стало вмешиваться – мы выпрыгнули из поезда. И в итоге в Украине не удалось создать ни одного большого интернет-сервиса мирового уровня.

Сначала удушили IP-телефонию, потом удушили весь финтех. У нас государство последовательно боролось с бизнесом в каждой последующей итерации. И, конечно же, эту войну выигрывало. Есть все шансы на то, что война с блокчейном и криптовалютами в Украине тоже будет выиграна государством. Существует группа людей, которые пытаются этому препятствовать, занимаются каким-то просветительством, рассказывают, что это плохо для нас закончится. Последствия бывают довольно неожиданными. Война на Донбассе – это в том числе и следствие отсутствия в Украине собственного мессенджера, собственной социальной сети, собственной поисковой системы.

«Где будет следующий финансовый центр мира?»

То же самое и с блокчейном. Те, кто не успеют создать инфраструктуру, пока место свободно – проиграют. Второй Google сейчас построить нельзя, даже если знаешь как – на рынке уже нет места. Google съел весь вакуум. И фондовую биржу мирового значения тоже уже не построишь, потому что они есть – в Токио, Нью-Йорке, Лондоне, Франкфурте… А вот криптовалютную биржу все еще можно построить. И этот шанс еще будет сохраняться пару лет. Не построим – будем платить тем, кто построит. Где будет следующий центр финансового мира – неизвестно, но пока что, как ни странно, самые быстрые – немцы. Дальше – Япония, Швейцария, Лихтенштейн. Так что вполне может случиться, что следующий центр финансового мира окажется не в Лондоне или Нью-Йорке, а в Берлине. Они движутся быстрее всех. Но сейчас еще такая стадия развития этого процесса, что еще у всех есть шанс.

Наши криптоэнтузиасты просят государство не трогать их пять лет. Но пять мало – нужно хотя бы десять. Немцы что сделали? Они четко отделили зону, где регулирование применяется, а где оно не применяется. А у нас СБУ может пойти и взять экспертную справку о том, что криптовалюта является платежным средством. И неважно, что там до этого писал Нацбанк. Они говорят, это пресс-релиз, а вот экспертиза. Государственный механизм регулирования должен работать по-другому – например, как у немцев. Нужно четко определить черту, что можно, а чего нельзя.

Я считаю, что первые призовые места в гонке начнут раздавать, условно говоря, лет через пять. А через десять ситуация в значительной степени зацементируется. И тут уже кто что успел. Если Берлин или Токио станет к этому времени мировой криптостолицей, то так оно уже и будет. И когда все зацементируется, тогда уже можно регулировать и заставлять криптобизнес делиться «в пользу бедных».

«Если регулировать – криптобизнес вытечет из страны, как вода»

Сейчас по поводу регулирования есть три сдерживающих фактора. Первый – непонятно, как это делать. С интернетом уже 25 лет разобраться не могут. А интернет – абсолютно материальная, простая и всем понятная штука по сравнению с криптомиром.

Во-вторых, непонятен механизм реализации. В этой среде нулевое трение. Криптобизнес просто вытечет из страны, которая сделает какую-то регуляторную глупость. Это как вода. Чем сильнее ее сжимаешь, тем сильнее она у тебя из пальцев вытекает.

И третье – регулирование очень быстро приведет к экономическому отставанию. Ты окажешься со старыми инструментами и будешь выглядеть сейчас как страна, в которой есть только фиксированная телефонная связь. И то не очень хорошая, а через барышню-телефонистку. Может ли страна, которая сегодня звонит через телефонистку, на что-то претендовать? Никак. Пока ты не построишь мобильную связь, интернет, всю инфраструктуру – ты ни на что вообще не можешь претендовать. А потом оказывается, что тебе нужна еще своя поисковая машина. Потому что иначе соседи от тебя начинают банально отрезать куски. Они начинают убеждать твоих граждан в том, что на самом деле под куполом Верховной Рады сидят какие-то вурдалаки, что их нужно скинуть и пригласить туда доброго царя из соседней страны. В принципе, мощность современных инструментов позволяет это делать. И если опоздать с внедрением блокчейна, то можем получить похожий эффект.

Всех, кто интересуется темой блокчейна, K750 приглашает на UNIT Fintech Forum 2018, который состоится 19 апреля.