Серийный предприниматель Андрей Ярошенко любит говорить о сексе и всем, что с ним связано. В 2016 году он с командой единомышленников запустил SEX.Prostir — всеукраинский образовательный проект о сексуальности в формате TED-лекций. В 2017 году украинец провел в Нью-Йорке первый в истории США sextech-хакатон. А недавно он запустил Fantasy – приложение для поиска сексуальных партнеров со схожими фантазиями.

Специально для K750 Александр Михедов встретился с Андреем Ярошенко и узнал, что такое SexTech, стоит ли ждать ли Fantasy в Украине и почему робот в спальне – не конкурент человеку.

Ты отдал девять лет диджиталу (Ярошенко — сооснователь маркетингового диджитал-агентства New Strategies Group), а потом переключился на SexTech и секс-просвещение. Легко ли дался этот переход?

Очень сложно – я все еще в процессе. Наша компания была пионером в создании стартапов для брендов в русскоязычной среде. Например, для украинского Huggies мы создали социальную сеть для мамочек SvitMam. Фактически, мы были первыми на нашем рынке, кто начал применять стартап-практики в маркетинге.

Когда мой партнер Макс Печерский перешел в стартап PromoRepublic, в который мы вложились на старте, как бизнес-ангелы и эдвайзеры, я задумался, чем хочу заниматься дальше. Логично было бы продолжать в Marketing Tech. Но в какой-то момент ко мне пришло озарение – я увидел рынок, который только зарождался и в котором на тот момент было мало таких же по-хорошему сумасшедших, как и я. Подлило масла в огонь и личное знакомство с основателем Pure Романом Сидоренко, его когда-то опубликованный манифест. К тому же, у меня был личный интерес и любознательность в этой сфере, а также понимание того, что в SexTech все только начинается.

С чего это начиналось у тебя?

О сексе я начал говорить и писать где-то с 2014 года, но это были какие-то эпизоды, плюс реакция на фильмы и сериалы, которые меня зацепили. Я так заинтересовался этой темой, что даже прошел курс по сексологии в Киевском институте современной психологии. Кстати, есть отличный фильм «Доктор Кинси» об одноименном докторе и профессоре, выдающемся сексологе. Глядя на Америку 50-х понимаешь, что за последние несколько десятилетий мало что изменилось.

В нашем обществе сегодня существует два больших пробела в аспекте сексуальных отношений –умение мужской части населения доставлять удовольствие партнеру и отношение мужчин к этому вопросу, а также стыд и, зачастую, незнание собственной анатомии у женщин. Благодаря технологиям у нас появился шанс быстрее «заполнить» эти белые пятна, которые достались нам из прошлого по очень разным историческим причинам. Рекомендую книгу The Ethical Slut – ее написала Джанет Харди, с которой мне посчастливилось познакомиться лично. Сегодня более стыдно «не узнать или не научиться», чем просто «стыдиться».

В американской и европейской прессе индустрии SexTech предрекают большое будущее. Как ты сам определяешь, что такое SexTech?

Это технологические продукты, которые так или иначе создают ценность в сфере, связанной с сексуальностью. Технологии трансформировали уже не одну отрасль, пришло время и для секса. Все ищут в технологиях что-то новое и уникальное, я же думаю, что «новое» нужно искать в новом понимании, переосмыслении категорий и запретов, пришедших к нам «по умолчанию».

Есть много примеров того, что считается нормой сегодня, но было запретным в прошлом. В технологическом бизнесе выигрывают те, кто ломает общепринятые категории нормальности. Весь венчурный бизнес – не про норму, а как раз про обратное. Ангелы и фонды, которые сейчас заходят в SexTech – очень рискуют, причем их основной страх связан не с риском потерять деньги, а с репутацией и подобными вопросами. Но они видят в этом рынке очень большие возможности.

Что нужно, чтобы изменить отношение к этому рынку? Адекватные принципиальные люди, способные показать пример другим.

Что сейчас представляет собой мировой SexTech-рынок?

Все, что относится к порно и подобным видам развлечений, я причисляю к первой волне SexTech. Сейчас мы наблюдаем вторую волну, в которой органично «подрастают» и появляются на радарах другие категории продуктов.

Я выделяю такие:

  • Секс-образование.
  • «Интернет вещей» и секс на расстоянии.
  • Разнообразные сервисы (и их пересечение с MedTech).
  • Интимный дейтинг.

Текущая ситуация такая, что пока еще очень мало проектов в этих нишах. Сейчас в них приходит AI, машинное обучение, блокчейн и другие технологии. Я уже делал презентацию с обзором категорий и примерами. По самым скромным оценкам рынка, на котором работает Fantasy, превышает миллиард долларов. Весь SexTech-рынок оценивают в $30-50 млрд.

SexTech – это ведь не только «умные вибраторы», но и медицинские изобретения вроде «женской виагры» Addyi или домашних тестов на ЗППП MyLabBox. Что еще интересного рождается на стыке SexTech и MedTech?

Медицина для SexTech — вообще одна из приоритетных тем. В Беларуси, к примеру, есть проект Flo — женский календарь месячных и овуляции. Flo использует нейронные сети, которые серьезно повышают точность прогнозов. На Web Summit 2017 мне запомнился проект Sex Positive. Это тоже тесты на ЗППП, которые выдают результат через полчаса.

Сейчас много новостей, связанных с темами VR-порно, ультрареалистичных секс-кукол. На твой взгляд, человек сможет когда-нибудь уступить роботу в сексе? Или мы пересмотрели «Черное зеркало»?

Я не против роботизации, но думаю, что в нашем мире всегда на первом месте будут человеческие отношения: будь-то сексуальные, деловые, любовные, творческие или интеллектуальные. Можно автоматизировать процессы, но нельзя автоматизировать человеческие отношения, тем более – ощущение близости и чувственности.

Робот всегда будет отражением ограничений человека, который его создал. Не хочу вдаваться в философию, но человеку, который достигнет просветления в сфере отношений, вряд ли захочется создавать секс-роботов. Наверное, этому человеку будет намного интереснее помогать развиваться другим людям, или, например, отправлять в космос ракеты для колонизации новых планет.

Почему ты выбрал секс объектом монетизации?

Вообще-то секс монетизируют и используют все, кому не лень. Посмотри на рекламные кампании – секс помогает продавать, и это не секрет. Да, Fantasy находится на рынке, который связан с человеческими желаниями, но в этом плане мы ничем не отличаемся от Tinder или любого другого дейтингового приложения. Однако мы не конкурируем с классическими дейтингом из «моногамного рынка». Суть Fantasy – в возможности пообщаться с людьми со схожими фантазиями.

В классическом дейтинге у каждого пользователя есть своя конкретная цель. Это может быть секс, отношения, любовь или что-то другое. Fantasy – это приложение для пар и тех, кто по-настоящему открыт к новому опыту, отношениям, которые вышли за пределы моногамии. Для этих людей «технический» секс – пройденный этап, для них важны сами люди и детали. Они хотят создать свою, более осознанную историю. А это напрямую связано с фантазиями.

Поэтому я бы не сказал, что мы монетизируем секс. Скорее, создаем уникальную ценность, помогая находить именно тех людей, с которыми совпадают ваши фантазии. Конечно, мы планируем брать за это деньги. У нас есть несколько моделей монетизации, основная – это подписка на сервис.

В чем ключевое отличие Fantasy от Tinder или Pure?

Представь, что ты заходишь в Tinder и пишешь: «Хочу секс втроем». Людей, готовых на это, наберется немного. В Fantasy же эта фантазия – самая популярная. Таких людей здесь можно найти без особых усилий. Мне нравится ниша Pure и то, как сделан продукт, но для нас фактор скорости не является самым важным – для нас важнее, с кем именно.

С идейной точки зрения мы создаем секс-позитивное сообщество с определенными правилами и этикетом. Мы помогаем актуализировать желания, при этом ответственность за «физическую» реализацию фантазий лежит на самих пользователях.

С продуктовой точки зрения наш продукт заточен только на фантазии и все, что с ними связано, такого нет у других мобильных приложений. Также у нас есть разделение на публичные и секретные фантазии. Пользователи контролируют, кого они добавляют в друзья, и только после взаимного мэтча открываются секретные фантазии. Существующие «классические» игроки попросту не лезут в такие ниши, как наша. И мы выходим за рамки категории «дейтинг» – у нас можно общаться с пользователями с совпадающим фантазиями, делиться своими историями прямо в приложении.

С маркетинговой точки зрения мы целимся на определенную аудиторию в «немоногамной» нише. Таких людей более 100 миллионов в мире – эти люди исповедуют разные формы немоногамных отношений (полиамория, открытые отношения, открытый брак, моногамиш, свинг, кинки и другие формы альтернативных отношений).

В целом, Fantasy – это сплав из любви, продукта и технологий. И да, мы планируем использовать AI и машинное обучение чтобы делать поиск качественнее.

Как появилось идея приложения? Это какая-то личная история?

Как предприниматель я увидел нишу и ее потенциал. В тот момент на этом рынке присутствовали в основном, БДСМ или другие «черные» проекты. Обычные люди, которые хотят экспериментов, особенно если это впервые, боятся идти в эти «подземелья».

Когда появилась идея приложения, я вдохновлялся сервисом Feeld (приложение для поиска партнеров для секса втроем). Продукт мне понравился как с маркетинговой, так и с других точек зрения. Сейчас это уже не единственный сервис в этой нише.

В общем-то, это можно назвать личной историей. Я верю в искренние отношения между людьми и в то, что они строятся на сексуальном притяжении, а оно основывается на совпадающих фантазиях. Наша амбиция – стать “Тиндер’ом в немоногамии”, продуктом первого выбора в этой нише.

У Fantasy есть какая-то глобальная миссия?

Я хочу, чтобы в нашем мире было больше счастливых людей. Чисто технически получить секс очень просто – достаточно двух взрослых адекватных людей, которые знают, как и где «потереть» друг друга. Но хотим ли мы заниматься сексом с каждым, кто на него согласен? Конечно, нет.

Следующим этапом после познания своего тела и экспериментов идет этап определения своих фантазий и наработка чувственности, углубление. Когда тебя «включает» даже без необходимости тереться друг о друга – это оно и есть. На этом этапе важно понять и определить эти «включатели», и со временем эта приборная доска превращается в пункт управления полетами. Для настоящего секса физический секс не является обязательным условием – как говорится, «для полета в космос ракета не нужна». Этот тезис очень хорошо иллюстрирует рок-певица Мара в песне «Секс».

Fantasy сейчас — это американская история. Почему именно США, и как ты там оказался?

На самом деле, Fantasy запустилось в Москве в начале 2017 года. В закрытом режиме у приложения было около пятисот пользователей, которые тестировали приложение, писали отзывы, находили баги.

Первым толчком для выбора американского вектора был выход в финал конкурса стартапов на Digital Freedom Festival в Риге. Тогда команда из 500 Startups выбрала Fantasy для личного питча и коучинга. Так я познакомился с резидентами одного из лучших мировых акселераторов, ребята оценили потенциал проекта и порекомендовали быстрее получить трекшн в Америке.

США – это самый большой рынок в деньгах и количестве пользователей, около половины нашей аудитории живет тут. Перед поездкой у меня было два предложения от европейских акселераторов, но я решил не делать остановок в Европе на пути в Штаты. В Америке у меня были контакты знакомых предпринимателей, но знаний о местном рынке — ноль. Я начал искать стартап-программу, которая помогла бы освоиться в новой стране, мне понравились ребята из Starta Accelerator в Нью Йорке, мы нашли общий язык. Но потом я понял, что никакая программа не поможет мне решить мою главную задачу на тот момент – подтвердить, что сервис Fantasy действительно востребован. Я решил просто приехать в Нью-Йорк и разбираться на месте, что в моем случае сработало.

То есть ты обошелся без помощи инкубаторов или акселераторов?

— И да, и нет. Ценность инкубаторов и акселераторов – в том, что они дают доступ к своему нетворку, помогают сфокусироваться на главных процессах, адаптироваться и встроиться в местную экосистему. Но здесь важно выбрать правильный момент. Я знал, что мне нужно, у меня был продукт, и мне нужно было лучше понять свою аудиторию, пообщаться с ней. Акселератор не сделал бы это за меня.

С другой стороны, я благодарен предпринимателям и друзьям, которые помогали с первыми шагами в Америке. Отдельная благодарность украинскому комьюнити в Нью-Йорке и Сан-Франциско. Для меня любой инкубатор или акселератор – это, в первую очередь, люди, которых объединяет предпринимательский дух, возможность поделиться опытом, помочь другим и стать лучше самому, получить доступ к очень разным компетенциям и знаниям за короткий промежуток времени. Это бесценно.  Я стремлюсь быть частью таких объединений, поэтому история с акселераторами для меня точно не закончена.

Также тут можно увидеть еще одну интересную нишу – спрос на SexTech будет расти, фактически любой проект, связанный с сексуальностью выходит из тени, и им нужна экспертиза и поддержка. В мире пока что не существует специализированного SexTech-инкубатора. Но, об этом я подумаю уже после своего первого экзита (смеется – прим. ред.).

На какие деньги развивается Fantasy?

Я инвестировал в проект личные средства, плюс стандартная для этого этапа модель FFF (friends, family & fools). На сегодня Fantasy поддержали два бизнес-ангела. Суммарно в проект уже вложено более $100 000. Сегодня у нас есть оттестированный MVP, более 10 000 установок iOS-приложения (78% пользователей из США), много статистики и ценной обратной связи от пользователей.

В 2017 году мы приняли участие в двух крупнейших стартап конференциях – TechСrunch Disrupt в Сан Франциско и Web Summit в Лиссабоне. Мы постоянно находимся в диалоге со всеми заинтересованными инвесторами, но не спешим брать «просто» деньги.

Появится ли Fantasy в Украине? 

Когда я запустил приложение в Ньй-Йорке и начал получать русскоязычную аудиторию, то увидел что их истории (а в Fantasy можно делиться своими историями в отдельном разделе) – это какая-то ахинея. Мелкое хулигантсво по типу матерных надписей на заборе. Это очень отличалось от того, что публиковали американские пользователи.

Но даже это не главное. У нас есть локальные секс-позитивные комьюнити, которые ждут и спрашивают «когда?», но они слишком малочисленны. И пока что им не нужен дейтинг, они и так все друг друга знают. Поэтому наша цель – сначала Америка, потом Европа.

С другой стороны, технологически Fantasy есть и будет украинской разработкой. В Украине работают крутые профессионалы. Мы всегда открыты к диалогу со всеми креативными, творческими и техническими умами, которые хотят сделать свой вклад в трансформацию самой табуированной области в мире.

Ты — организатор первого в Америке SexTech-хакатона. Насколько Америка прогрессивная страна в вопросах технологий, секса и сексуального воспитания?

Американцы шагнули далеко вперед по сравнению с постсоветскими странами в этих вопросах. Но точно могу сказать, что это не самая прогрессивная страна в вопросах секса и сексуального воспитания. Она полна табу, запретов и пуританских взглядов – впрочем, как и большинство других стран.

Мы действительно сделали первый хакатон в США на подобную тему – и всего лишь четвертый в мире. Идея проведения хакатона у меня появилась до поездки в Америку, сперва я хотел провести его в Киеве. Уже когда я был в Нью-Йорке, меня осенило, что хакатон нужно проводить именно тут. Меня заводила сама идея и ее сложность, потому я начал действовать. Могу смело сказать, что Нью Йорк сегодня – это мировая столица SexTech, в этом городе, наверное, живет самое большое количество лидеров мнений и предпринимателей, связанных со второй волной SexTech.

Ярошенко и победители первого американского SexTech-хакатона

Хакатоном мы хотели показать, что SexTech – это миллиардная индустрия, в которой есть не только порно и развлечения. Мы хотели объединить сообщество, дать возможность всем желающим вовлечься в процесс создания новых продуктов, найти единомышленников. Мы хотели дать возможность женщинам-предпринимателям (хакатон был нацелен на женскую аудиторию) быть услышанными – про хакатон написал TechChrunch, Mashable, VICE, New York Magazine и другие медиа. VICE, например, поднял важную тему для всего SexTech-рынка второй волны – проекты в нашей сфере не могут прямо рекламировать свои продукты и услуги. Возникает вопрос – как нам стать более осознанными и сексуально образованными, когда на все, что связано со словом «секс», наложено табу?

Хакатон стал для меня настоящим челленджем — найти партнеров, собрать команду, вовлечь комьюнити. У нас была экспертная панель из предпринимателей, венчурных инвесторов и сексологов, которые поделились своими взглядами на будущее сексуальности и SexTech. Главный приз (бесплатный месяц для пяти человек в коворкинге Galvanize на Манхэттене) достался ребятам с идеей игрушки, которая ломала барьеры в общении о сексе родителей с детьми.

Почему в Украине так мало новых сервисов, связанных с SexTech?

Их мало и в Украине, и в мире. Украинцы очень талантливы, у нас есть все, чтобы занять достойное место на технологической мировой арене. Нам необходима большая образованность и осознанность, и тогда мы сможем покорить SexTech.

Ты пытаешься лично влиять на уровень осознанности. Расскажи о проекте SEX.Prostir

SEX.Prostir – это образовательная инициатива о сексуальности в стиле TED. Собралась команда волонтеров, которые решили сделать крутой проект про секс. Я был одним из активистов, который поддержал проект. В аббревиатуре S.E.X. мы закодировали три ценности проекта – Science, Education, eXperience. Миссия проекта – повышение уровня сексуальной образованности, а девизом стал слоган “Больше знаний, меньше стыда”.

На рынке практически нету продуктов, связанных с повышением своего интеллектуального уровня в сексуальной сфере. Мы это называем повышением сексуальной осознанности. Почему слово «секс» ассоциируется с табу, а не с развитием? Мы решили это исправить.

На мероприятии SEX.Prostir в Одессе

Задача нас как организаторов – выбрать правильных спикеров, которые помогут нашей аудитории стать чуточку образованнее в аспекте сексуальности. У нас уже выступили медики, психологи, генетики, политологи, сексологи, культурологи и другие эксперты. Первый SEX.Prostir провели в мае 2016 года, всего в Киеве уже прошло четыре мероприятия, и по одному в Харькове и Одессе.

SEX.Prostir создан, чтобы помочь продвигать Fantasy?

Нет. Я активно участвую в обоих проектах, но они больше никак не связаны между собой. Мы с командой SEX.Prostir хотим поменять отношение к сексуальности в нашем обществе. А Fantasy – это американский бизнес проект, никак не связанный с нашим рынком.

Насколько украинцы готовы говорить и слушать о сексе? 

Перед первым SEX.Prostir люди боялись нажать кнопку «Интересует» или «Пойду» на странице мероприятия в Facebook – ведь это увидят их друзья. Я тогда приложил много усилий, чтобы преодолеть этот стандартно возникающий барьер, связанный со словом «секс». Улыбка и аргументы делают волшебство, к нам пришло очень много людей.

Украинцы в этом ничем не отличаются от европейцев или американцев. Всем стремно говорить или участвовать в чем-то, связанным со словом «секс». Мы считаем, что это нужно менять.

Поделись, пожалуйста, ошибками и выводами, которые ты совершил с Fantasy.

О да, я сделал катастрофически много ошибок. Поделюсь несколькими.

Первое, что я сделал неправильно – я пошел публично питчить свой проект с первой версией питча. Это были разные украинские и российские предприниматели и фонды. Первый питч – это всегда очень плохой питч. Если вы делаете проект в SexTech – не идите к игрокам рынка, их точно так же пугает слово «секс», как и всех остальных. Тестируйте свой питч в близком кругу друзей, и постепенно расширяйте охват, к самым по-настоящему нужным вам идите в последнюю очередь, когда будете действительно готовы. С другой стороны, если вы знаете свое дело – мнение экспертов не должно вас останавливать, продолжайте, но делайте это лучше.

Второе, что я сделал неправильно – начал делать больше маркетинговых вливаний, чем надо. На этапе создания продукта важно получать обратную связь, привлекать тестовый трафик, а я инвестировал и в другие каналы. Сейчас бы я вложил эти деньги по-другому.

Третье – у меня есть страсть к планированию. Я всегда делал слишком много далеко идущих и очень детальных планов. Из-за этого я занимался важными делами, но, не теми, которыми действительно надо было заниматься именно в тот момент. Определите самое главное – и делайте только это. На начальной стадии это ваши пользователи и ваш продукт. Цель должна всегда служить маяком, по путь достижения к этой цели всегда будет не по плану.

Напоследок – твой совет начинающему SexTech-стартаперу. 

Не бояться. Получать опыт. Набивать шишки. Пробовать. Делать продукт, показать его как можно большему количеству потенциальных пользователей, получить от них обратную связь. Product/market fit и его постоянная калибровка — это самое главное на начальной стадии любого стартапа.