У многих памятников киевской архитектуры незавидная судьба. Их жгут, застраивают, превращают в общественные туалеты и ночлежки для бездомных. Но даже в ветхих фасадах по-прежнему угадывается архитектурная красота. За ней не нужно куда-то ехать – она находится прямо здесь, в Киеве. Истории некоторых из этих зданий можно найти в Facebook по хэштегу #домакиева. Это проект Сергея Дидковского, который решил привлечь внимание киевлян к столичной архитектуре и ее проблемам.

Сергей Дидковский — один из самых известных пиарщиков Украины. Он работал PR-стратегом «Ольшанский и партнеры», директором по маркетингу Headhunter Украина, главредом мужского журнала XXL, политтехнологом и копирайтером на парламентских выборах и выборах мэра Киева.

Сегодня он вместе с женой Машей Якуш владеет консалтинговой компанией «Ресторанские», а также занимается политическим консалтингом и PR в ресторанном деле. В Facebook на него подписаны почти 20 000 человек.

Сергей Дидковский

Сергей рассказал K750 о целях проекта #домакиева, многострадальной киевской архитектуре и безразличии столичных застройщиков.

«Архитектура – это фиксация времени»

История проекта простая. Моя жена сказала: если ты будешь писать про киевские дома, то может быть интересно. Я начал писать и оказалось, что получается интересно.

В целом, я обожаю архитектуру как потребитель. Выбор города для путешествия подразумевает наличие в нем интересной исторической застройки, архитектурных шедевров. Мне нравится европейская архитектурная эстетика. Особенно — нидерландская, итальянская, бельгийская, испанская, португальская. Архитектура — это фиксация времени, ключевой способ сохранения исторического момента и эстетическое наслаждение.

«Видеть свой город дальше своего носа»

Цель проекта — обратить внимание моих читателей на тот город, в котором они живут, на его культуру и историю. Вот в этом доме была первая станция скорой помощи в Киеве, в этом находилось модное в начале XX века кафе, а тут выпивал Тарас Шевченко.

Большинство людей не знает дом, в котором вырос изобретатель вертолета Сикорский. Вот ты проходишь по Малой Житомирской и даже не обращаешь внимания на обнесенный зеленым забором особняк, который построили по заказу основателя Украинской академии изобразительных искусств Мурашко, которого впоследствие убили большевики. Это, кстати, вопрос патриотизма. И киевского, и украинского. Узнавать о своем городе чуть больше и чуть дальше своего носа.

Дом Сикорского на Ярославовом Валу

«Город вечных страданий»

Киев — город вечных страданий. В 1811 году царская власть сожгла Подол, а уцелевшим жителям сообщила, что это Наполеон сжег. Они, кстати, по этому же принципу и Москву жгли.

В начале века рассвет киевского модернизма прервали чумазые большевики в настиранных обносках. Архитекторы, землевладельцы массово уезжали. Или их расстреливали. А шедевры архитектуры (дома Михельсона, Подгорского, Лапинского, Сироткина и многих других) превращали в коммуналки и прочие клоповники, вроде каких-то военных комитетов.

Дом Фридриха Михельсона на Пушкинской

В начале Второй мировой войны большевики взорвали практически весь Крещатик и прилегающие улицы. Включая первый киевский небоскреб (дом Гинзбурга) и еще десятки выдающихся домов. По приказу Сталина уничтожили большую часть центра Киева. Нацистские войска не принесли Киеву столько бед, сколько большевики. При Хрущеве начали строить массовое и дешевое в производстве жилье. Сначала «хрущевки», потом «панельки». И никого не интересовало, где именно их строить. Захотим — построим в исторической части города кубическое недоразумение серого цвета. Нам как бы плевать, главное всех расселить. А эстетикой своей в туалете занимайтесь, советскому человеку главное практичность и суровое выражение буряковой морды.

Доходный дом Вертипороха на Подоле

В начале 1990-х годов исторические здания Киева стали красть. Забирали за копейки, пользуясь слабостью городской и государственной власти. Большинство уцелевших зданий превратилось в руину, в труху.

«Многим я даю хороший пинок под зад»

Реакция на проект от представителей власти и общественности есть. Многим я даю хороший пинок под зад. Чай, не времена советской власти, время от времени приходится напрягаться и совершать какие-то полезные действия для города. Однако конкретные имена я не буду называть. А то спугну.

«Большинству столичных застройщиков плевать на Киев»

Архитектура — один из столпов, на которых стоит Европа. Чем богаче город, тем лучше состояние у исторических зданий. Понимаете, никому в Риме не придет в голову влепить стеклянную коробку в районе Фонтана де Треви или рядом с Ватиканом. Там у людей есть идентификация себя с городом, есть уважение к своей культуре и истории, есть чувство вкуса. Они понимают, что архитектура привлекает туристов, и так далее.

Дом Грабовского на Андреевском спуске

Мы же в смысле уважения к своему городу находимся примерно на одном уровне с бедуинами. Жители Киева в основной своей массе не беспокоятся о сохранении исторической застройки, потому что не идентифицируют себя с городом. Кстати, большинство киевских застройщиков – непубличные люди, а их компании не имеют человеческих лиц. Просто какой-то набор названий со словами «буд», «строй», или аббревиатуры. Это потому, что их собственники не ассоциируют себя с Киевом, не хотят оставить свой весомый вклад в развитие города. Они могут ходить и восхищаться Парижем или Лондоном, а на Киеве им действительно плевать.

Это не выдумки, действительно большинству столичных застройщиков плевать на Киев. Просто нужно кое-как построить дом и продать в нем квартиры.

«Таких домов десятки и сотни»

Все фото я делаю сам, и все факты нахожу сам. Везде, где могу найти — от Википедии до каких-то архивных записей. 

Я заходил внутрь дома со змеями на Большой Житомирской, был внутри дома Сикорского и еще ряда домов. Знаю, что в усадьбе Мурашко живет пожилой человек, который следит за домом и сопротивляется попытками рейдеров развалить дом и получить землю под застройку.

Дом со змеями и каштанами на Большой Житомирской

Проект будет продолжаться. Таких домов в Киеве десятки и сотни. Кстати, скоро к ним может присоединиться один из немногих шедевров, созданных во времена большевистской оккупации Киева — дом-тарелка на «Лыбедской».