За последние пару лет космос снова стал активно обсуждаемым трендом. Интерес к нему подогревают яркие медийные персонажи вроде основателя SpaceX Илона Маска, а также громкие открытия – например, схожие с Землей экзопланеты в системе звезды TRAPPIST-1. Человечество оживилось в ожидании новых космических свершений, колонизации Марса и Луны, полетов к другим звездам. Увы, эти планы пока очень далеки от реализации. В колонке для K750 основатель проекта Alpha Centauri Павел Поцелуев размышляет, какой космический прорыв способно совершить человечество в следующие 10 лет.

После завершения американской программы «Спейс Шаттл» в 2011 году и нескольких громких научных миссий была пятилетка относительного затишья, когда до украинских СМИ доносились лишь отголоски рутинных отчетов об успешных космических запусках.

Эта передышка была действительно необходима ведущим космическим державам. Штатам — чтобы разобраться с вектором развития космической промышленности и отдать часть заказов частным компаниям. Китаю — чтобы набраться опыта на собственной космической станции, достичь серьезного прогресса в освоении околоземной орбиты и слетать на Луну. Европейской Arianespace – чтобы укрепить свои позиции в качестве самого надежного оператора коммерческих и военных космических запусков. И теперь, на седьмом десятке лет с начала космической эры, человечество готово к следующему шагу.

На космическом распутье

Но куда именно шагать? Должны ли мы, наконец, оторваться от родной и безопасной магнитосферы Земли и полететь к Луне, чтобы создать на ее орбите новую Международную космическую станцию? Стоит ли поддаться романтическим порывам и отправить человека на Марс? Или космос все-таки оказался настолько опасным и непредсказуемым, что лучше бы нам висеть тихонько на низкой околоземной орбите, да проводить опыты в условиях микрогравитации?

Складывается ощущение, что ответа на эти вопросы нет ни у одной из космических держав – ни у NASA с Администрацией президента США, ни у Китая, ни у Европы с ее совместными программами. И уж тем более нет ее у РФ, космические проекты которой по сложившейся еще в середине 90-х традиции постоянно переносятся на пять-десять лет.

Американец Юджин Сернан – последний на данный момент человек, побывавший на поверхности Луны

На первый взгляд, американцы склоняются к возвращению своих астронавтов на поверхность Луны – недавно Дональд Трамп торжественно подписал соответствующий указ. СМИ поспешили заявить об этом, как о решенном деле, забыв один важный нюанс: указ президента США сам по себе значит не так уж много. Направление работы космической программы США определяет Конгресс, он же выделяет бюджетные средства на эту работу. От принятия такого курса до конкретных планов должны отработать десятки комиссий, ученые в белых халатах совместно с администрацией NASA должны эти планы обосновать, а народные избранники — убедиться в целесообразности, необходимости и еще во многих других «-стях». Лишь после этого на программу будут выделены деньги. То есть займет это все лет пять, и за это время затем может прийти новый президент, имеющий поддержку Конгресса, и попросту все отменить. И никакие make America lunar again не состоятся.

Так произошло, кстати, с довольно перспективной и амбициозной программой «Созвездие», которая фактически была отменена администрацией Барака Обамы. Причиной вроде бы послужила дороговизна, однако уже на момент отмены в «Созвездие» было вложено столько денег, что, возможно, было проще завершить ее в том виде, чем дробить на строящиеся до сих пор сверхтяжелую ракету Space Launch System и пилотируемый космический корабль Orion. Споры о целесообразоности понижения «космической планки» не утихают до сих пор.

Так или иначе, сегодня человечество не обладает аппаратами для доставки людей на поверхность Луны. Да, сейчас есть на чем облететь спутник Земли, а вот садиться не на чем. Исходя из того, как сейчас финансируется космическая отрасль во всем мире, соответствующие работы займут не меньше десяти лет.

Еще меньше шансов слетать в ближайшее десятилетие на Марс. Сейчас просто нет космических кораблей, в которых астронавты смогут провести необходимые для такого полета шесть месяцев, не продумана радиационная безопасность, даже система посадки на Красную планету (и то — лишь роботов) отработана только американцами. Так что мечты о следующих «великих шагах для всего человечества» пока что не актуальны.

The Next Big Thing для космической индустрии

Что же нам остается? Из действительно реальных и перспективных вариантов можно вспомнить об орбитальных станциях – околоземных (аналогичных МКС) и окололунных. Второй вариант действительно выглядит прорывом – база на орбите Луны в перспективе может стать промежуточным портом в путешествиях на ее поверхность. А то и дальше, к другим планетам и астероидам. Лететь до лунной орбиты – всего неделю, полезных экспериментов и научных задач любой энтузиаст навскидку назовет несколько десятков… Ну и, конечно, престиж. Околоземную орбиту человечество освоило уже больше двух десятков лет назад, так что государство (или союз государств), которое первым совершит следующий шаг, автоматически заработает массу космического авторитета.

Концепт Deep Space Gateway – международной орбитальной станции на лунной орбите

Наилучшие перспективы – у США. Американцы очень грамотно ввели в игру частные космические компании, обеспечив их финансированием, заказами и медийной поддержкой. К 2025 году, когда закончится эксплуатация МКС, американские «частники» будут способны не только доставлять модули космических станций на земную и лунную орбиты, но и строить эти самые модули.

Расширяемый модуль BEAM от компании Bigelow Aerospace прямо сейчас присоединен к МКС и уже в своей экспериментальной версии настолько устроил страны-партнеры по программе, что после завершения тестов его было решено оставить пристыкованным к станции и использовать в качестве грузового отсека. Уже ведутся переговоры между Bigelow и американским оператором запусков United Launch Alliance по поводу создания окололунной базы из подобных расширяемых модулей. Заметьте, участие государства тут сведено к минимуму – оно лишь создало условия, которые позволили частным компаниям отработать технологии и строить такие грандиозные планы.

Это же касается и SpaceX с ее сверхтяжелой ракетой Falcon Heavy, испытания которой должны состояться в ближайшие недели. Возможности ракеты значительно превышают сегодняшние запросы заказчиков – она может выводить на околоземную орбиту сразу несколько тяжелых спутников. Зато такая грузоподъемность может быть очень полезна на более дальних миссиях – например, к Луне.

Сверхтяжелая ракета-носитель SpaceX Falcon Heavy на стартовом столе. Фото: flickr/SpaceX

Кроме США к освоению окололунной орбиты готовятся и китайцы. Им еще предстоит успешно испытать собственную сверхтяжелую ракету, без которой дальнейшее развитие пилотируемой космонавтики приостановилось, однако уже к концу этого года мы наверняка увидим успешные испытания и узнаем детали дальнейших планов КНР по поводу Луны. Сейчас точно известно, что Китай уже в 2018 году планирует первую в истории посадку космического аппарата Чанъэ-4 на дальней стороне земного спутника. Летом 2017 года прошли совместные тренировки китайских тайконавтов с европейскими астронавтами. Они отрабатывали эвакуационные мероприятия после условного приводнения пилотируемого космического корабля. На первый взгляд, это мало касается конкретно лунной программы, но для ранее закрытого китайского космопрома подобное мероприятие — значительное движение в направление международного сотрудничества.

Ближайшие пара лет станут определяющими в дальнейшей космической судьбе человечества. Наконец, начнется эпоха космического туризма, слишком амбициозные планы будут официально отброшены, а на проработку реалистичных направят гораздо больше ресурсов, чем сейчас. Будут испытаны новые пилотируемые корабли, разработаны новые технологии, космос однозначно станет дешевле и ближе. Вопрос лишь в том, станет ли ближе Луна, или мы пока что не решимся шагнуть дальше, чем уже шагнули целых полвека назад.